Иждивение юридическое понятие 02.07.2018 – Категория: Предпринимательское право

СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ

САРАТОВСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА

ОБЗОР

СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ РАССМОТРЕНИЯ ДЕЛ О ВОЗМЕЩЕНИИ ВРЕДА,

ПРИЧИНЕННОГО ЗДОРОВЬЮ

Общие положения

В соответствии со статьями 7, 20, 41 Конституции Российской Федерации право каждого человека на жизнь является главенствующим среди основных прав и свобод человека и гражданина, неотчуждаемых и принадлежащих каждому от рождения. Это подтверждается и положением пункта 1 статьи 150 ГК РФ, в котором жизнь и здоровье включены в перечень благ, принадлежащих гражданину от рождения.

Наряду с нормативными правовыми актами Российской Федерации, вопросы возмещения вреда, причиненного жизни и здоровью граждан, урегулированы и международными соглашениями, ратифицированными Российской Федерацией, в частности, Конвенцией о защите прав человека и основных свобод, Всеобщей декларацией прав человека, Международным пактом о гражданских и политических правах и др.

В статье 8 Гражданского кодекса РФ причинение вреда другому лицу названо как одно из оснований возникновения гражданских прав и обязанностей. Обязательства вследствие причинения вреда являются одним из видов внедоговорных (деликтных) обязательств, которые возникают между лицами, не состоявшими в договорных отношениях.

Статья 1084 ГК РФ предусматривает, что вред, причиненный жизни или здоровью гражданина при исполнении договорных обязательств, а также при исполнении обязанностей военной службы, службы в милиции и других соответствующих обязанностей - возмещается по правилам, предусмотренным настоящей главой, если законом или договором не предусмотрен более высокий размер ответственности.

Правовое регулирование возмещения вреда работникам, получившим производственные травмы и профессиональные заболевания, обеспечивается в настоящее время, кроме нормативных положений ГК РФ (гл. 59), Федеральным законом "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" от 24 июля 1998 г. N 125-ФЗ (далее для краткости - Закон N 125-ФЗ). При этом нормы гл. 59 ГК РФ ("Обязательства вследствие причинения вреда") являются общими нормами, в целом регулирующими отношения по возмещению вреда здоровью при исполнении договорных обязательств, в том числе по трудовому договору, а нормы Закона N 125-ФЗ от 24.07.1998 выступают по отношению к нормам ГК РФ, специальными нормами.

Данным Законом изменена существовавшая прежде система регулирования отношений по возмещению вреда пострадавшим на производстве работникам. Если ранее обязанность по возмещению вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина при исполнении трудовых обязанностей, возлагалась на работодателя, то теперь все работодатели обязаны вносить в Фонд социального страхования РФ страховые взносы, которые Фонд (страховщик) аккумулирует, а затем перераспределяет между пострадавшими, имеющими право на получение страховых выплат.

Если вред жизни и здоровью причинен при выполнении работы на основании гражданско-правового договора, условия которого не содержат страховых обязательств, то вред возмещается на основании правил § 2 гл. 59 ГК.

При разрешении дел данной категории необходимо учитывать, что положения данного параграфа гл. 59 ГК РФ распространяются также на случаи, когда причинение вреда жизни и здоровью гражданина имело место до 1 марта 1996 г., но не ранее 1 марта 1993 г., и причиненный вред остался не возмещенным (Федеральный закон от 26.01.1996 N 15-ФЗ).

Таким образом, анализ названного выше законодательства позволяет сделать вывод, что граждане, здоровью которых причинен вред, подразделяются на две группы: те, которые состоят с причинителем вреда в каких-либо договорных отношениях, и те, которые не состоят в таких отношениях.

К числу договорных относятся правоотношения, вытекающие из трудового договора, а также гражданско-правовых договоров, если они связаны с личным трудом граждан в интересах других лиц.

К служебным и иным обязанностям относится исполнение обязанностей военной службы, службы в милиции, прокуратуре и т.п. К отношениям по возмещению вреда в связи с исполнением этих обязанностей наряду с правилами параграфа 2 главы 59 ГК РФ применяется также специальное законодательство, регулирующее правила возмещения вреда в той или иной сфере служебной деятельности и устанавливающее более высокий размер ответственности по сравнению с нормами Гражданского кодекса РФ.

Такими специальными нормативными актами, регулирующими указанные правоотношения (трудовые и служебные), являются:

- Федеральный закон "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" от 24 июля 1998 г. N 125-ФЗ;

- Федеральный закон РФ "Об основах обязательного социального страхования" от 16 июля 1999 г. N 165-ФЗ (в ред. 05.03.2004);

- Трудовой кодекс РФ (абз. 14 и 15 ст.ст. 21, 219, 227 - 231, 355 и 356);

- Положение о Фонде социального страхования РФ, утвержденное Постановлением Правительства РФ от 12 февраля 1994 г. N 101 (в ред. 02.08.2005);

- Закон РФ "О милиции" от 18.04.1991 N 1061;

- Федеральный закон "О статусе военнослужащих" от 27 мая 1998 г. N 76-ФЗ;

- Федеральный законом "Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих, граждан призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации, государственной противопожарной службы, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, сотрудников учреждений и органов уголовно-исполнительной системы и сотрудников федеральных органов налоговой полиции" от 28.03.1998 N 52-ФЗ (в ред. от 02.02.2006 N 19-ФЗ) и другие.

Вопросы возмещения вреда, причиненного жизни здоровью гражданина, в связи с исполнением трудовых обязанностей, несколько отличаются в правовом регулировании по сравнению с возмещением вреда здоровью по искам из деликтных правоотношений, что будет далее показано в соответствующих разделах данного обзора.

При разрешении конкретных дел рассматриваемой категории судьям следует иметь в виду, что согласно ст. 2 Федерального Закона "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний", если международным договором РФ установлены иные правила, чем предусмотренные указанным Федеральным законом, то применяются правила международного договора.

Так, например, 9 сентября 1994 г. заключено Соглашение о взаимном признании прав на возмещение вреда между странами СНГ. Оно распространяется на предприятия, учреждения и организации сторон независимо от их формы собственности. Соглашение подписали правительства Азербайджанской Республики, Республики Армения, Республики Беларусь, Республики Грузия, Республики Казахстан, Кыргызской Республики, Республики Молдова, Российской Федерации, республики Таджикистан, Туркменистана, Республики Узбекистан и Украины. Соглашение предусматривает ряд положений, касающихся возмещения работодателями вреда работникам, полученных в процессе осуществления последними трудовой деятельности. Соглашение, в частности, предусматривает, что выплаты по возмещению вреда, причиненного работникам увечьем, профессиональным заболеванием либо иным повреждением здоровья, производятся работнику и иным лицам, имеющим право на возмещение вреда, являющимися гражданами указанных стран и имеющими постоянное место жительство на территории любой из Сторон, подписавших Соглашение.

Возмещение вреда производится работодателем той Стороны, законодательство которой распространялось на работника в момент получения увечья или иного повреждения здоровья. Работодатель в этом случае возмещает вред в соответствии со своим национальным законодательством. В тех случаях, когда получивший профессиональное заболевание работник работал на территории нескольких Сторон, возмещение вреда осуществляется работодателем той Стороны, на территории которой в последний раз выполнялась работа, вызвавшая профессиональное заболевание.

В случае изменения процента утраты профессиональной трудоспособности возмещение работнику пересматривается в соответствии с законодательством той Стороны, на территории которой он проживает. Заключение экспертной комиссии любой Стороны о степени утраты профессиональной трудоспособности имеет юридическую силу для возмещения вреда независимо от места жительства на территории Сторон.

24.01.2006 заключен Договор между Российской Федерацией и Республикой Беларусь о сотрудничестве в области социального обеспечения.

Этот договор предусматривает, что в случае трудового увечья или профессионального заболевания пособие работнику назначается в той стране, законодательство которой распространялось на этого работника в момент наступления страхового случая (ст. 14 Договора).

Согласно ч. 1 ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный личности... подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Законом обязанность возмещения вреда может быть возложена на лицо, не являющееся причинителем вреда.

Таким лицом, возмещающим вред, причиненный работодателем, при определенных условиях может являться Фонд социального страхования Российской Федерации.

В соответствии с пунктом 5 статьи 7 и пунктом 1 статьи 28 Федерального Закона от 24 июля 1998 г. N 125-ФЗ лицам, получившим увечье, профессиональное заболевание либо иное повреждение здоровья, связанные с исполнением ими трудовых обязанностей до вступления в силу настоящего Федерального закона, а также лицам, имеющим право на возмещение вреда в связи со смертью кормильца, обеспечение по страхованию производится страховщиком в соответствии с настоящим Федеральным законом, независимо от сроков получения увечья, профессионального заболевания либо иного повреждения здоровья.

Указанное положение не всегда учитывается при определении надлежащего ответчика по искам о возмещении вреда здоровью.

Так, кассационной инстанцией было отменено решение городского суда и отказано в иске Ш. к ОАО о взыскании единовременной и ежемесячных страховых выплат на содержание несовершеннолетнего сына - Ш-ва Сергея по тем основаниям, что данный иск был предъявлен истцом и удовлетворен судом по отношению к работодателю, в то время как обязанность по возмещению вреда, связанному с гибелью в семье кормильца, в соответствии с Федеральным законом "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" возложена с 6 января 2000 г. на Фонд социального страхования РФ.

Кассационная инстанция в постановленном по данному делу определении указала следующее. Суд, разрешая дело, обоснованно исходил из того, что ранее постановленным решением другого районного суда г. Саратова по иску Ш. к тому же ОАО о компенсации морального вреда, вступившим в законную силу 06.12.2004, было установлено, что дорожно-транспортное происшествие, в результате которого погиб Ш-ов, произошло в рабочее время. На момент несчастного случая на производстве работами руководил бригадир организации ответчика А. (приказ N 250 от 14.08.2002), который не отстранял водителя автогрейдера Ш. от управления указанной автомашиной. Должностное лицо не отстраняло от производства работ также и потерпевшего Ш.

Следовательно, указанные в ранее постановленном судебном решении обстоятельства, в силу ч. 2 ст. 61 ГПК РФ, были обязательны для суда, при рассмотрении данного дела, указывали на то, что гибель кормильца произошла при исполнении им трудовых обязанностей. Данные обстоятельства не могут оспариваться при рассмотрении иных дел, в которых участвуют те же лица.

При таких обстоятельствах доводы кассационной жалобы о том, что несчастный случай произошел не при выполнении трудовых обязанностей и поэтому не является страховым - не состоятельны, поскольку противоречат требованиям вышеуказанной нормы процессуального права.

Вместе с тем, судом первой инстанции при разрешении спора и определении субъекта ответственности по делу не учтены положения абз. 2 п. 1 ст. 1064 ГК РФ о том, что законом обязанность возмещения вреда может быть возложена на лицо, не являющееся причинителем вреда.

В соответствии с преамбулой Федерального закона РФ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний", данный закон определяет порядок возмещения вреда, причиненного жизни и здоровью работника при исполнении им обязанностей по трудовому договору и в иных установленных законом случаях. В соответствии с названным Федеральным законом страховщиком по обязательному страхованию от несчастных случаев на производстве определен Фонд социального страхования РФ (его центральные и региональные отделения, филиалы отделений).

В силу ст. 28 гл. V указанного Закона лицам, имеющим право на возмещение вреда в связи со смертью кормильца (ст.ст. 3, 5, 7), обеспечение по страхованию производится страховщиком в соответствии с настоящим Федеральным законом (ст.ст. 8, 12, 15).

Суд первой инстанции неправомерно взыскал страховое обеспечение в связи со смертью работника с работодателя, в то время как ответственность по возмещению вреда вышеназванным Федеральным законом в данном случае возлагается на страховщика, т.е. взыскание произведено судом с ненадлежащего ответчика, а надлежащий ответчик - региональное отделение Фонда социального страхования РФ в процесс не было привлечено. В этой связи постановленное по делу решение подлежит отмене, а в заявленном иске к ОАО Ш. следует отказать.

Судебная коллегия, принимая указанное решение по данному делу, учитывала, что ранее определением районного суда был принят отказ Ш. от иска, заявленного в интересах несовершеннолетнего сына Сергея, к ГУ Саратовское региональное отделение Фонда социального страхования РФ о взыскании единовременной и ежемесячных страховых выплат, право на обжалование которого в порядке надзора (гл. 41 ГПК РФ) у Ш. на момент разрешения дела в суде второй инстанции еще не было утрачено.

Действие Федерального закона "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" не распространяется на правоотношения по обязательному государственному страхованию военнослужащих, работников милиции, прокуратуры и др., страхование которых регулируется специальным законодательством Российской Федерации, например, Федеральным законом "Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих, граждан призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации, государственной противопожарной службы, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, сотрудников учреждений и органов уголовно-исполнительной системы и сотрудников федеральных органов налоговой полиции" от 28.03.1998 N 52-ФЗ (в ред. от 02.02.2006 N 19-ФЗ).

Как следует из пункта 2 статьи 1064 ГК РФ, ответственность за причинение вреда наступает за виновное причинение вреда (последнее при этом презюмируется), если законом не предусмотрено возмещение вреда при отсутствии вины причинителя.

Возмещение вреда, причиненного повреждением здоровья, при отсутствии вины причинителя положениями ст. 1084 ГК РФ, не предусмотрено.

Суды соблюдали данное требование законодательства при вынесении решений.

Так, по гражданскому делу по иску Д. к Министерству внутренних дел РФ о возмещении вреда причиненного здоровью, в удовлетворении исковых требований было отказано, поскольку вины ответчика в причинении вреда здоровью истца не было установлено.

В то же время в решении суд указал, что Министерство внутренних дел РФ в отношении истца обязательство по возмещению вреда, установленное действующим на тот момент законодательством РФ, выполнило в полном объеме: при увольнении истцом получено 50 окладов, в связи с полученным им увечьем.

Одной из процессуальных особенностей возмещения вреда, причиненного в при исполнение трудовых обязанностей, между работником и работодателем, является то, что как ст. 31 Правил возмещения работодателями вреда, причиненного работникам увечьем, профессиональным заболеванием, либо иным повреждением здоровья, связанным с исполнением ими трудовых обязанностей, утвержденных Постановлением Верховного Совета РФ от 24 декабря 1992 года (далее кратко - Правила), так и ст. 15 Закона N 125-ФЗ предусматривают специальный порядок разрешения вопроса о назначении и выплате застрахованным работникам пособия по временной нетрудоспособности в связи с несчастным случаем на производстве или профессиональным заболеванием, согласно которому при причинении работнику вреда при исполнении трудовых обязанностей работник с заявлением о назначении страховых выплат должен обратиться в отделение (филиал отделения) Фонда социального страхования Российской Федерации (далее - Фонд) через страхователя - причинителя вреда. В этом случае страхователь представляет в Фонд вместе с заявлением документы, требуемые для назначения страховых выплат.

В случае невозможности подачи заявления о назначении страховых выплат через страхователя (который ликвидирован) пострадавший должен обращаться с указанным заявлением непосредственно в отделение (филиал отделения) Фонда по месту жительства. В этом случае документы, необходимые для назначения страховых выплат, представляются в Фонд пострадавшим.

Согласно п. 2, 3 ст. 15 Закон N 125-ФЗ днем обращения за обеспечением по страхованию считается день подачи страховщику застрахованным, его доверенным лицом или лицом, имеющим право на получение страховых выплат, заявления на получение обеспечения по страхованию. При направлении указанного заявления по почте, днем обращения за обеспечением по страхованию считается дата его отправления.

Фонд в предусмотренных выше случаях обязан принять соответствующее решение в десятидневный срок (не позднее 2-х дней в случае смерти застрахованного) и только в случае отказа в удовлетворении заявления, частичном его удовлетворении или неполучении ответа в установленный срок - у потерпевшего возникает право на обращение с иском в суд.

Условием судебной подведомственности является нарушение либо оспаривание прав заинтересованного в судебной защите лица (ч. 1 ст. 3 ГПК РФ). В этой связи судьям, в случае обращения потерпевших с исками о назначении и выплате пособия по временной нетрудоспособности в связи с несчастным случаем на производстве, следует предлагать истцам (применяя положения ст. 136 ГПК РФ) указывать в исковом заявлении, кто и каким образом нарушает право пострадавшего работника на получение пособия по временной нетрудоспособности либо иных страховых выплат, если из искового заявления не усматривается, что обращению в суд предшествовало требуемое по Закону обращение истца к работодателю (или Фонду социального страхования).

При рассмотрении районным судом г. Саратова гражданского дела по иску Ч. к региональному отделению Фонда социального страхования об индексации денежных сумм, истцу было отказано в иске к ГУ Саратовское отделение Фонда социального страхования РФ по тем основаниям, что истцом не было представлено доказательств обращения к указанному ответчику, а также к правопреемнику работодателя с заявлением о выплате сумм по возмещению вреда здоровью после очередного прохождения Ч. ВТЭК.

В обоснование отказа в иске районный суд сослался (с учетом действия нормативно-правовых актов во времени) на ст. 31 и 46 Правил, в соответствии с которыми заявление о возмещении вреда должно было подаваться работодателю, несущему ответственность за причиненное трудовое увечье; обязанность письменно сообщать предприятию о происшедших изменениях, влекущих пересмотр размера возмещения вреда, возложена на получателя страховых сумм.

По гражданскому делу по иску К. к Обществу с ограниченной ответственностью о взыскании расходов в счет возмещения вреда здоровью и компенсации морального вреда судом на стадии рассмотрения дела был привлечен Фонд социального страхования (в связи с требованиями о взыскании дополнительных расходов).

Решением районного суда, оставленным без изменений судебной коллегией областного суда, с ответчика - указанного ООО в пользу пострадавшего К. в счет компенсации морального вреда было взыскано 150000 руб.

В удовлетворении остальной части иска К. к ООО (о взыскании денег на дополнительные расходы: на приобретение лекарственных препаратов; денежных сумм, внесенных истцом за обучение в СГАУ; на приобретение путевки на предстоящее санаторно-курортное лечение) отказано.

Тем же решением отказано ООО во встречном иске о взыскании 135000 руб., выплаченных добровольно Обществом истцу на дополнительные расходы истцу по заключенным ранее между сторонами спора договорам.

Свое решение суд в отношении Общества обоснованно мотивировал тем, что возможность возмещения расходов на приобретение лекарств за счет органов социального страхования в соответствии с программой реабилитации пострадавшего истцом не утрачена, т.к. доказательств обращения истца в Фонд социального страхования и отказа Фонда в выплате дополнительных расходов истцом не представлено. Требование К. к ООО в указанной части - не подлежит удовлетворению.

Согласно ст. 1085 ГК РФ возмещению подлежат дополнительные расходы только в случае, если потерпевший не имеет права на их бесплатное получение.

Требование истца о взыскании с ответчика расходов на приобретение иных лекарств, не предусмотренных программой реабилитации, не подлежит удовлетворению потому, что истцом не представлено доказательств нуждаемости в них, подтвержденных заключением МСЭ.

Суд отказал также в иске о взыскании с Общества расходов на санаторно-курортное лечение, поскольку истцом не было представлено доказательств его нуждаемости в указанном лечении на побережье Черного моря и не представлено заключение МСЭ о необходимости такого лечения.

Требование К. о взыскании с работодателя расходов на его обучение в 2006 - 2007 гг. на 2-м курсе коммерческого отделения в СГАУ не подлежит удовлетворению потому, что в соответствии со ст. 1085 ГК РФ возмещению подлежат лишь дополнительные расходы на подготовку пострадавшего к профессиональной деятельности по другой профессии, вызванные повреждением здоровья, а в соответствии с Федеральным законом "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" - расходы на профессиональное обучение, предусмотренное программой реабилитации пострадавшего в результате несчастного случая на производстве. Поскольку обучение истца в СГАУ им. Вавилова не является профессиональным обучением либо переобучением, предусмотренным программой реабилитации, требование истца о взыскании с ООО 10000 руб. за обучение в названной академии не могут быть удовлетворены.

Кроме того, согласно условиям договоров, заключенных между К. и ООО, работодатель выплатил истцу денежные средства на общую сумму 135000 руб., в том числе и на подготовку к работе по другой профессии, что соответствует требованиям п. 3 ст. 1085 ГК РФ.

Из анализа дел, поступивших на обобщение можно сделать вывод, что определение подсудности у судов не вызывало затруднений. Суды принимали к своему производству данные дела с учетом положений об альтернативной подсудности (п. 5 ст. 29 ГПК РФ), предоставляющей право истцу предъявлять иск о возмещении вреда, причиненного увечьем, иным повреждением здоровья в суд как по месту нахождения ответчика, так и по месту жительства истца или месту причинения вреда.

Объем и характер возмещения вреда, причиненного

повреждением здоровья, предмет доказывания и распределение

обязанностей по доказыванию значимых обстоятельств

между сторонами спора

В статье 1085 ГК РФ определен объем и характера возмещения вреда, причиненного здоровью.

Поскольку статьи, располагающиеся в параграфе 2, находятся в главе 59 ГК РФ, то при применении данных норм также следует учитывать общие положения статьи 1064 ГК РФ.

Так, пункт 1 статьи 1064 ГК РФ предусматривает, что вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Законом обязанность возмещения вреда может быть возложена на лицо, не являющееся причинителем вреда (статьи 1067, 1068 - 1070, 1072, 1073 - 1076, 1078, 1079 настоящего Кодекса).

Согласно п. 1 ст. 4 Федерального закона "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" (в редакции Федерального закона от 01.12.2007 N 306-ФЗ) владельцы транспортных средств обязаны на условиях и в порядке, которые установлены настоящим Федеральным законом и в соответствии с ним, страховать риск своей гражданской ответственности, которая может наступить вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц при использовании транспортных средств.

При этом согласно абзацу второму п. 2 ст. 11 Федерального закона от 25 апреля 2002 г. N 40-ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" страхователь, к которому потерпевшим предъявлен иск, должен привлечь страховщика к участию в деле. В противном случае страховщик имеет право выдвинуть в отношении требования о страховой выплате возражения, которые он имел в отношении требований о возмещении причиненного вреда.

По смыслу данной правовой нормы, вопрос о возмещении вреда самим лицом, чья ответственность застрахована, решается в зависимости от выраженного им согласия на такое возмещение либо отсутствия такого намерения. В последнем случае к участию в деле должен быть привлечен страховщик.

Если страховщик привлечен к участию в деле, то независимо от того, настаивает ли потерпевший на возмещении вреда его причинителем, ответственность которого застрахована по договору обязательного страхования, суду следует отказать потерпевшему в иске. Исходя из существа института страхования Федеральный закон "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" имеет своей целью защитить не только права потерпевшего на возмещение вреда, но и интересы страхователя - причинителя вреда.

Однако в том случае, если страхователь (причинитель вреда) не заявил требование о привлечении к участию в деле страховщика, а выразил намерение возместить причиненный ущерб лично, то вред, причиненный в результате дорожно-транспортного происшествия, может быть возмещен в полном объеме непосредственно его причинителем, ответственность которого застрахована по договору обязательного страхования на основании общих правил о возмещении вреда (статьи 1064, 1079 ГК РФ) (Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за первый квартал 2007 года, утвержден Постановлением Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 30 мая 2007 г.)

Исходя из положений ст.ст. 1064, 1085 ГК РФ, истец должен представить доказательства нуждаемости в дополнительных расходах, размер расходов, понесенных в связи с повреждением здоровья, а также причинную связи между возникшим вредом и виновными действиями ответчика. При возникновении вопросов, требующих специальных познаний (определение степени утраты трудоспособности, нуждаемости в дополнительном питании, приобретении лекарств, протезировании, постороннем уходе, санаторно-курортном лечении, приобретении специальных транспортных средств, подготовке к другой профессии), судам необходимо обсуждать вопрос о назначении по делу экспертизы (ст. 79 ГПК РФ).

На ответчике, в силу п. 2 ст. 1064 ГК РФ, лежит обязанность доказать отсутствие своей вины.

Необходимо также при разрешении дел данной категории принимать во внимание, что в пункте 1 статьи 1064 ГК РФ содержится важнейший принцип деликтной ответственности - принцип полного возмещения вреда, т.е. возмещение его в полном объеме. В силу чего перечень расходов, предусмотренных п. 1 ст. 1085 ГК РФ, нельзя признать исчерпывающим.

Вместе с тем закон предусматривает некоторые исключения из данного принципа, допуская изменение размера возмещения в сторону его уменьшения либо увеличения. Уменьшение размера возмещения допускается лишь в двух случаях, предусмотренных ст. 1083 ГК РФ. Во-первых, размер возмещения должен быть уменьшен, если возникновению или увеличению вреда содействовала грубая неосторожность самого потерпевшего (с учетом степени вины потерпевшего и причинителя вреда). Во-вторых, суд может уменьшить размер возмещения вреда, причиненного гражданином, с учетом его имущественного положения (за исключением случаев, когда вред причинен действиями, совершенными умышленно).

Следовательно, в предмет доказывания по данной категории дел должны быть включены следующие обстоятельства: является ли неосторожность потерпевшего грубой небрежностью или простой неосмотрительностью, не влияющей на размер возмещения вреда. При разрешении спора суд должен разрешить данный вопрос с учетом конкретных обстоятельств дела.

Обращает на себя внимание то, что Федеральный закон N 125-ФЗ к учету вины застрахованного при определении размера ежемесячных страховых выплат подходит иным образом (ст. 14). Так, если при расследовании страхового случая комиссией установлено, что грубая неосторожность застрахованного содействовала возникновению или увеличению вреда, причиненного его здоровью, размер ежемесячных страховых выплат уменьшается соответственно степени вины застрахованного, но не более чем на 25 процентов. Степень вины застрахованного устанавливается комиссией по расследованию страхового случая в процентах и указывается в акте о несчастном случае на производстве или в акте о профессиональном заболевании. При определении степени вины застрахованного рассматривается заключение профсоюзного комитета или иного уполномоченного представительного органа. Размер ежемесячных страховых выплат, предусмотренных настоящим Федеральным законом, не может быть уменьшен в случае смерти застрахованного. При наступлении страховых случаев, подтвержденных в установленном порядке, отказ в возмещении вреда не допускается.

Положения части второй приведенной нормы, предусматривающей, что вред, возникший вследствие умысла застрахованного, подтвержденного заключением правоохранительных органов, возмещению не подлежит, согласуются с положениями п. 1 ст. 1083 ГК РФ, согласно которой, вред, возникший вследствие умысла потерпевшего, возмещению не подлежит.

Так, по делу, рассмотренному Энгельсским городским судом по иску Г. к Филиалу N 9 регионального отделения Фонда социального страхования РФ и ЗАО о признании неправомерными действий комиссии по расследованию несчастного случая в части установления размера вины истца, признании права на страховое обеспечение, суд не согласился с мнением комиссии о наличии у Г. вины в происшедшем в размере 25 %, указав в постановленном решении следующее.

Судом установлено, что Г. (застрахованный) состоял в трудовых отношениях с ЖБК в должности экскаваторщика. Письменный трудовой договор с ним не заключался. Сторонами не оспаривалось в суде то обстоятельство, что 14.12.2004 по месту работы с Г. произошел несчастный случай при следующих обстоятельствах.

Указанного числа истец получил план работы на день и до обеденного перерыва он занимался вскрытием фундамента на территории транспортного цеха ЖБК. После перерыва ожидал прибытие грузового автомобиля для его загрузки песком. В указанное время Г. зашел в гаражный бокс, подошел к К., сел с ним рядом на скамейку около радиатора отопления. Примерно на расстоянии 1,2 м от скамейки стоял автомобиля МАН "Цементовоз". Через некоторое время водитель автомобиля, сев в кабину машины, запустил двигатель. Автомобиль неожиданно двинулся в сторону сидящих на скамейке и прижал их к радиатору отопления, в результате чего Г. получил перелом обеих ног.

По результатам проведенного расследования несчастного случая принят акт расследования от 29.12.2004 по форме Н-1, в котором установлена степень вины Г. - 25 %, т.к. он находился в состоянии алкогольного опьянения.

В связи с трудовым увечьем Г. была установлена 2-я, а затем 3-я группа инвалидности с утратой 60 % профессиональной трудоспособности, что подтверждается справкой МСЭ.

Г. обратился в Фонд социального страхования за получением страховых выплат, предоставив необходимые документы, однако в назначении страхового возмещения Фондом ему было отказано. В заключении Фонда от 16.03.2006 данный несчастный случай был квалифицирован как не страховой, поскольку в момент несчастного случая истец находился не на своем рабочем месте и не выполнял свои трудовые обязанности (основанием для назначения и выплаты страхового обеспечения застрахованному лицу является наступление документально подтвержденного страхового случая - п. 1 ст. 22 ФЗ от 16.07.1999 N 165-ФЗ "Об основах обязательного социального страхования").

С учетом представленных доказательств суд пришел к выводу о том, что Г. выполнял работу на основании трудового договора, соответственно относится к лицам, подлежащим социальному страхованию от несчастных случаев на производстве. Полученная Г. травма произошла в рабочее время на территории ЖБК при выполнении им обязанностей по трудовому договору, а именно: в связи с полученным заданием он ожидал прибытие автомобиля КАМАЗ для его загрузки песком с помощью экскаватора.

Суд не согласился с доводами ответчика и составленным актом о том, что в момент несчастного случая Г. не выполнял обязанностей по трудовому договору, поскольку находился не на своем рабочем месте - в экскаваторе, а сидел в гаражном боксе транспортного цеха. И экскаватор, и гаражный бокс находились на производственной территории работодателя - ЖБК. Доказательств того, что для отдыха работников или для вынужденного ожидания работы на указанной территории имеется специально оборудованное помещение ответчиком не представлено.

Решая вопрос о наличии грубой неосторожности в действиях потерпевшего в связи с обнаруженным в его организме в день происшествия алкоголем (согласно медицинского заключения - 1,4 %), суд сослался в этой части на положения ст. 230 ТК РФ и ст. 14 Закона. Суд посчитал, что нетрезвое состояние Г. при изложенных конкретных обстоятельствах нельзя расценить в качестве грубой неосторожности, содействовавшей возникновению или увеличению вреда, причиненного его здоровью, в связи с чем не согласился с выводами комиссии по расследованию несчастного случая (акт от 29.12.2004) и с заключением профсоюзного органа ЖБК (протокол заседания профкома от 22.12.2004) об уменьшении размера страховых выплат на 25 % соответственно установленной степени вины застрахованного работника.

Решение в указанной части мотивировано тем, что хотя Г. находился в состоянии алкогольного опьянения, но сидя на лавке на расстоянии 1,2 м от автомашины он не мог предвидеть неожиданного движения автомобиля и был реально лишен возможности в силу кратковременности происшедшего предпринять что-либо для предотвращения несчастного случая.

Кроме того, координация движений и скорость реакции - являются характеристиками движения человека, а Г. в момент несчастного случая никакого движения не осуществлял. Его реакция никак не могла повлиять на движение автомобиля. Поэтому наличие алкоголя в организме Г. не могло содействовать возникновению или увеличению вреда и в этой связи не находится в причинной связи с причинением вреда, что является необходимым условием для учета факта грубой неосторожности, допущенной со стороны пострадавшего, при определении размера страхового возмещения.

Суд также принял во внимание при обсуждении данного вопроса то обстоятельство, что в соответствии с требованиями ст. 212 ТК РФ обязанность по обеспечению безопасных условий работы и охраны труда в организации возлагается на работодателя, который обязан обеспечивать недопущение работников к исполнению трудовых обязанностей без прохождения обязательных медицинских осмотров (обследований).

При причинении вреда источником повышенной опасности и при привлечении к участию в деле страховщика необходимо учитывать, как указано выше, положения Федерального закона от 25 апреля 2002 г. N 40-ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств", предусматривающего в статье 12, что размер страховой выплаты, причитающейся потерпевшему в счет возмещения вреда, причиненного его здоровью, рассчитывается страховщиком в соответствии с правилами главы 59 Гражданского кодекса Российской Федерации. Размер страховой выплаты за причинение вреда жизни потерпевшего составляет: 135 тысяч рублей - лицам, имеющим право в соответствии с гражданским законодательством на возмещение вреда в случае смерти потерпевшего (кормильца); не более 25 тысяч рублей на возмещение расходов на погребение - лицам, понесшим эти расходы.

Исходя из анализа дел, представленных на обобщение, можно сделать вывод, что в основном лица, которым причинен вред здоровью, заявляли требования о взыскании расходов на лечение, в том числе, санаторно-курортное, а также о компенсации морального вреда.

Исходя из содержания исковых заявлений и материалов изученных гражданских дел, следует, что сумма заявленного истцами размера компенсации морального вреда, по мнению последних, должна компенсировать все расходы на лечение и прочие расходы, связанные с травмой. Такой подход лиц, обращающихся за защитой нарушенного права, вызван тем, что, как правило, у них отсутствуют доказательства реально понесенных расходов на лечение, а также их настораживает перспектива длительного рассмотрения дела, что связано с производством экспертиз, собиранием доказательств.

Так, районным судом г. Саратова рассмотрено гражданское дело по иску Д. к М. о возмещении вреда, причиненного дорожно-транспортным происшествием, в виде расходов на усиленное питание, расходов в связи с приведением в негодность предметов одежды, находившихся на ней в момент ДТП, расходов на лечение, а также компенсации морального вреда. В обоснование своих требований истица указала, что при переходе проезжей части на зеленый сигнал светофора она была сбита автомашиной КИА-РИО под управлением М.

При рассмотрении дела суд первой инстанции вопрос о привлечении в процесс страховщика, в соответствии с Федеральным законом от 25 апреля 2002 г. N 40-ФЗ, не разрешил, обстоятельства выплаты страховщиком заявленных истицей расходов не выяснял.

Принимая решение по делу, суд пришел к выводу о недоказанности истцом нуждаемости Д. именно в тех медикаментах, в подтверждение которых она в судебном заседании представила платежные документы. Истец не доказал наличие причинно-следственной связи между их приобретением указанных медикаментов и полученной в дорожно-транспортном происшествии травмой, от проведения судебно-медицинской экспертизы (для решения вопроса о нуждаемости истца в указанных лекарствах в связи с полученной травмой) представитель истца отказался. Анализируя представленную по запросу суда справку поликлиники N 10 о назначенном Д. лечении, суд пришел к выводу, что данное доказательство не подтверждает требования истца, поскольку содержит сведения о лечении Д. при обращении в поликлинику 5 января 2004 г. с травмой головы, тогда как дорожно-транспортное происшествие произошло 22 декабря 2003 г. Данное доказательство суд оценил в совокупности с актами судебно-медицинских освидетельствований при обследовании Д. в нейрохирургическом отделении 1-й городской больницы, куда она поступила в первые сутки после травмы. В данных актах клинических данных, свидетельствующих о наличии у истца черепно-мозговой травмы, установлено не было и каких-либо следов травмы на голове Д., конечностях, туловище не имелось. Истцом не были представлены иные доказательства (медицинские документы), относящиеся ко времени до травмы, в которых были бы отражены заболевания, имевшиеся у Д. ранее. Из материалов дела следовало, что судом неоднократно разъяснялось истцу и его представителю, какими средствами могут быть доказаны значимые по делу обстоятельства, однако каких-либо иных доказательств истцом и его представителем не представлено. По требованию о взыскании расходов на дополнительное питание истцом не был представлен расчет понесенных расходов, а также доказательства подтверждения затраченных средств на приобретение продуктов питания. В связи с чем судом первой инстанции правомерно было отказано Д. во взыскании заявленных сумм на лечение и дополнительное питание.

Статья 1092 ГК РФ определяет, что возмещение вреда, вызванного уменьшением трудоспособности или смертью потерпевшего, производится ежемесячными платежами. При наличии уважительных причин суд с учетом возможностей причинителя вреда может по требованию гражданина, имеющего право на возмещение вреда, присудить ему причитающиеся платежи единовременно, но не более чем за три года. Суммы в возмещение дополнительных расходов (пункт 1 статьи 1085 ГК РФ) могут быть присуждены на будущее время в пределах сроков, определяемых на основе заключения медицинской экспертизы, а также при необходимости предварительной оплаты стоимости соответствующих услуг и имущества, в том числе приобретения путевки, оплаты проезда, оплаты специальных транспортных средств.

Таким образом, законодатель в целях защиты пострадавшего лица предусмотрел возможность взыскания платежей на будущее время. Представляется, что в качестве уважительных причин могут быть приняты во внимание такие причины, как предполагаемый выезд должника за пределы Российской Федерации на постоянное место жительства, тяжелое материальное положение потерпевшего, несовершеннолетний возраст пострадавшего. При этом в качестве обязательного условия единовременного взыскания следует рассматривать материальную возможность причинителя вреда выплатить просимые суммы. В случае невозможности пострадавшего предварительно оплатить дополнительные расходы, вызванные повреждением здоровья (п. 1 ст. 1085 ГК РФ), данные суммы, надлежащим образом подтвержденные, могут быть взысканы судом (например: на санаторно-курортное лечение при нуждаемости в нем и отсутствии права на его бесплатное получение).

Районным судом г. Саратова было рассмотрено дело по иску Л. к ООО Страховое общество и к Т. о возмещении материального ущерба, причиненного повреждением здоровья в дорожно-транспортном происшествии. Вина водителя Т. в причинении телесных повреждений Л. установлена вступившим в законную силу приговором районного суда и ответчиками не оспаривалась. Истец свои требования мотивировал тем, что ему по вине владельца источника повышенной опасности Т. был причинен вред здоровью. Судом в качестве соответчика был привлечен страховщик ООО Страховое общество, застраховавший гражданскую ответственности владельца транспортного средства за причинение вреда жизни, здоровью или имуществу потерпевшего при использовании транспортного средства. Истец просил суд взыскать со страховщика деньги на приобретение аппарата Илизарова, костылей, трости и на будущие расходы на санаторно-курортное лечение в сумме 33600 рублей, исходя из 4-недельного курса лечения, а с Т. просил взыскать денежные суммы на будущую операцию по эндопротезированию, массаж и расходы по оплате услуг адвоката при рассмотрении уголовного дела в суде кассационной инстанции, а также судебные расходы.

Судом при рассмотрении дела была назначена судебно-медицинская экспертиза и была допрошена в качестве свидетеля эксперт, подтвердивший нуждаемость истца в использовании аппарата Илизарова, костылей, трости, массаже, а также необходимость в будущем проведения санаторно-курортного лечения длительностью от 2-х до 4-х недель и операции по эндопротезированию. Судом также в качестве доказательства был принят ответ на запрос суда о стоимости санаторно-курортного лечения. Разрешая дело, суд пришел к выводу об удовлетворении исковых требований Л. и взыскании в его пользу с ООО Страховое общество заявленного размера материального ущерба, в том числе и стоимости санаторно-курортного лечения в будущем.

Отказывая в иске, истцу во взыскании с Т. будущих расходов по проведению операции по эндопротезированию, суд сослался на ответ, представленный на запрос суда ФГУ "СарНИИТО Росздрава" (которое входит в перечень учреждений выполняющих высокотехнологичную медицинскую помощь за счет средств федерального бюджета) и которое рекомендовало проведение указанной операции, но при этом указало, что эндоротезирование производится бесплатно, включая стоимость эндопротеза и дополнительных конструкций. В силу указанных доказательств суд обоснованно пришел к выводу, что истец имеет право на бесплатное проведение терапии по эндопротезированию, в связи с чем будущие расходы на ее проведение взысканию не подлежали.

Согласно п. 1 ст. 7 Закона N 125-ФЗ право застрахованных на обеспечение по страхованию возникает со дня наступления страхового случая, которым в силу ст. 6 данного Закона признается подтвержденный в установленном порядке факт повреждения здоровья застрахованного вследствие несчастного случая на производстве или профессионального заболевания, который влечет возникновение обязательства страховщика осуществлять обеспечение по страхованию. К таким случаям, связанным с производством, относятся события, в результате которых застрахованный получил увечье или иное повреждение здоровья при исполнении им обязанностей по трудовому договору и в иных установленных Законом случаях, как на территории страхователя, так и за ее пределами либо во время следования к месту работы или возвращения с места работы на транспорте, предоставленном страхователем.

Так, районным судом был признан страховым случаем перелом ноги у доярки крестьянско-фермерского хозяйства, упавшей на территории молочно-товарной фермы (дело по иску Т. к ГУ Саратовскому региональному отделению Фонда социального страхования РФ о возмещении вреда, причиненного здоровью).

При разрешении другого дела страховым был признан несчастный случай с М., который произошел в рабочее время, но не на его непосредственном рабочем месте мойщика цеха N 12, а в другом помещении предприятия.

Судебные инстанции при разрешении данного дела исходили из того, что хотя в момент несчастного случая М. (потерпевший глотнул из бутылки щелочь, полагая ошибочно, что в ней находится водка) непосредственно не выполнял работу по своей должности, но он готовился к выполнению этой работы по очистке слива в цехе N 12 для чего и зашел в аккумуляторную (для отключения дистиллятора и с целью взять резиновые перчатки, хранившиеся в шкафе, стоящем в аккумуляторной комнате).

В обоснование своего вывода районный суд сослался в постановленном решении на заключение Главного бюро МСЭ по Саратовской области от 31.03.2006, протокол осмотра места происшествия, на схему места происшествия, письменные объяснения самого М. и объяснения работников аккумуляторного цеха, на должностные обязанности мойщика, на акт о несчастном случае N 2/1 от 15.03.2006 (Форма Н-1), из которого усматривается, что несчастный случай был допущен по вине начальника цеха Ш., не обеспечившего контроль за исполнением подчиненным своих должностных обязанностей, а также по вине начальника испытательной станции N 12 Р., не обеспечившего контроль за соблюдением правил внутреннего распорядка и дисциплины труда подчиненным.

Представляется возможным по делам о возмещении вреда здоровью, причиненного в связи с трудовыми отношениями и в результате внедоговорных отношений, определить примерный перечень юридически значимых обстоятельств:

1) степень утраты потерпевшим профессиональной трудоспособности и наличие инвалидности;

2) обстоятельства, при которых потерпевший получил увечье, утратил трудоспособность; связаны ли они с исполнением трудовых обязанностей;

3) причина смерти кормильца;

4) причинная связь между травмой и наступлением нетрудоспособности, смерти;

5) неправомерность действий причинителя вреда;

6) размер заработка потерпевшего за 12 месяцев до несчастного случая либо до утраты трудоспособности, включая доходы от предпринимательской деятельности, авторский гонорар на основании данных налоговой инспекции;

7) размер возмещения вреда, понесенного в случае смерти кормильца (ст. 1989 - 1091 ГК РФ);

8) относится ли истец к кругу лиц, имеющих право на возмещение вреда в связи со смертью кормильца (ст. 1088 ГК РФ);

9) какие конкретно месяцы и по каким основаниям должны быть включены в подсчет среднего заработка потерпевшего или исключены из подсчета и замены другими месяцами;

10) наличие вины ответчика в причинении вреда (за исключением случаев возмещения вреда при отсутствии вины (ст. 1079 ГК РФ);

11) наличие вины работника (постоянного, временного, внештатного) в причинении вреда при исполнении им своих трудовых (служебных) обязанностей в случаях предъявления иска по основаниям, предусмотренным ст. 1068 ГК РФ;

12) наличие вины родителей (усыновителей) или опекунов, учебных заведений, воспитательных или лечебных учреждений в причинении вреда несовершеннолетним, не достигшим 14-летнего возраста. При этом суд не вправе входить в обсуждение вопроса о вине несовершеннолетнего, не достигшего 14 лет;

13) наличие грубой неосторожности самого потерпевшего, содействовавшей возникновению и увеличению вреда (ст. 1083 ГК РФ, п. 3 Правил). Вина потерпевшего не учитывается при возмещении вреда в связи со смертью кормильца, а также при возмещении расходов на погребение. Смешанная ответственность не применяется к дополнительным видам возмещения вреда, к выплате единовременного пособия и при возмещении вреда в связи со смертью кормильца (ст. 7 Правил);

14) нуждаемость потерпевшего в дополнительных видах помощи, каких именно, не получены ли потерпевшим эти виды помощи бесплатно;

15) имущественное положение гражданина, по вине которого причинен вред (п. 3 ст. 1083 ГК РФ);

16) наличие оснований для индексации сумм возмещения вреда в связи с повышением стоимости жизни.

Судом могут быть признаны значимыми для конкретного дела и другие обстоятельства с указанием в определении о подготовке дела к судебному разбирательству (ст. 148 ГПК РФ), какая из сторон должна их доказывать.

Решая вопрос о распределении бремени доказывания значимых для дела обстоятельств суду следует исходить из того, что истцом представляются следующие доказательства:

1) заключение экспертизы (ВТЭК, медико-социальной, судебно-медицинской) об установлении группы инвалидности и проценте утраты профессиональной трудоспособности (при предъявлении иска за прошлое время и на этот период);

2) заключение экспертизы о нуждаемости в дополнительных видах помощи, каких именно, в каких количествах и в течение какого времени. Если экспертиза по указанным вопросам не проводилась, она назначается судьей в стадии подготовки дела к судебному разбирательству;

3) справка о неполучении дополнительных видов помощи бесплатно от органов социального обеспечения, предприятий, осуществляющих протезирование и т.п.;

4) акт о несчастном случае (при необходимости может быть истребован судьей по ходатайству истца);

5) копия приказа о приеме на работу, доказательства, подтверждающие причинение вреда при исполнении трудовых обязанностей;

6) медицинское заключение о профессиональном заболевании, в частности, клиники профпатологии и ортопедии;

7) справка о среднем заработке за 12 месяцев предшествующих несчастному случаю либо (по выбору потерпевшего) предшествующих утрате или снижению трудоспособности, а при профессиональном заболевании предшествующих прекращению работы, повлекшей такое заболевание;

8) справка жилищно-эксплуатационного органа или местной администрации о составе членов семьи умершего, в том числе находившихся на его иждивении (при невозможности ее получения факт нахождения на иждивении может быть установлен судом при рассмотрении дела, либо в порядке особого производства).

Источник: http://www.sudpraktika.com/sudtext2/sudobur_33072.htm

Ваш комментарий