Проблема юридического лица в уголовном праве 02.06.2018 – Категория: Наследственное право

Ответственность юридических лиц в современном уголовном праве


Вопрос об уголовной ответственности юридических лиц имеет достаточно долгую историю. В феодальной Европе уголовную ответственность мог нести почти неограниченный крут субъектов, включая животных и неодушевленные предметы. Поэтому не возникало никаких формальных препятствий для привлечения к ответственности организаций. В этот период ответственность так наз. «корпораций» — городов, общин — за преступления, совершенные одним из их членов, была общепризнанна как в литературе, так и в законодательстве. Во французском ордонансе 1670 года существовала специальная статья, предусматривавшая такую ответственность, аналогичная статья была и в Баварском уложении 1813 года.

В Новое Время в странах романо-германской правовой семьи прочно утвердился провозглашенный Великой французской революцией принцип личной ответственности виновного, т.е. ответственность лишь вменяемого, достигшего определенного возраста физического лица, совершившего запрещенное уголовным законом преступное деяние (хотя в самой Франции институт уголовной ответственности юридических лиц все же сохранился в рудиментарной форме).

Напротив, в странах общего права изначально отрицательное отношение к возложению уголовной ответственности на корпорации по мере развития капитализма стало меняться на противоположное. В Англии идея о том, что корпорация должна нести уголовную ответственность, получила признание с середины XIX века, когда суды стали выносить решения о признании корпораций виновными в нарушении статутных обязанностей. В США уголовная ответственность юридических лиц была признана конституционной Верховным Судом страны в 1909 году. В Австралии впервые корпорация была привлечена к уголовной ответственности в 1921 году.

Таким образом, до недавнего времени уголовная ответственность юридических лиц оставалась специфической чертой главным образом англо-американского уголовного права. Однако в последние годы все больше стран мира стали вводить рассматриваемый институт в свое уголовное законодательство.

Основным побудительным мотивом для признания уголовной ответственности юридических лиц стала необходимость борьбы с экологическими и хозяйственными преступлениями, поскольку, как выяснилось, индивидуальная ответственность служащих корпораций не может даже в малой степени возместить причиняемый ущерб и предупредить совершение новых аналогичных правонарушений.

Корпоративная уголовная ответственность все чаще получает поддержку на международном уровне. Еще в 1929 году Международный конгресс по уголовному праву, состоявшийся в Бухаресте, высказался за введение такой ответственности. В 1946 году Международный трибунал в ходе Нюрнбергского процесса признал, что государство и его организации могут быть субъектами международных преступлений.

В 1978 году Европейский комитет по проблемам преступности Совета Европы рекомендовал законодателям европейских государств признать юридические лица субъектами уголовной ответственности за экологические преступления. Такая же рекомендация содержится и в решениях периодически проводимых Конгрессов ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями, в частности. Каирского, 1996 года.

Наконец, весьма важным документом по рассматриваемой проблеме стала Рекомендация № (88)18 Комитета Министров стран — членов Совета Европы об ответственности предприятий — юридических лиц за правонарушения, совершенные в ходе ведения ими хозяйственной деятельности.

Тем не менее, вышеуказанные идеи пока еще не получили всеобщего признания. В подавляющем большинстве стран романо-германской системы права законодатель, по-прежнему полагает, что для эффективной борьбы с крупными экологическими и хозяйственными правонарушениями корпораций достаточно институтов административной и гражданской ответственности.

В России предложения о возможности признания юридического лица субъектом преступления стали всерьез обсуждаться с 1991 года. Положительно этот вопрос был решен и в обоих предварительных проектах УК, положенных в основу нового УК РФ. Однако при обсуждении и голосовании проекта в первом чтении в Государственной Думе данное предложение не прошло, и новый УК РФ в этом отношении остался на прежних позициях.

Проблемы уголовно-правовой вины юридического лица

Введение в современное уголовное законодательство рассматриваемого института потребовало решения целого ряда теоретических вопросов.

Главная проблема юридической конструкции уголовной ответственности юридического лица связана с субъективной стороной преступного деяния. Как известно, обязательным условием уголовной ответственности является вина, понимаемая как психическое отношение лица к своему деянию. Однако юридическое лицо, будучи юридической фикцией, не может иметь никакой психики и, соответственно, непосредственно к юридическому лицу понятие вины не применимо. Поэтому в тех странах, где закон допускает уголовную ответственность юридического лица, принято считать, что вина последнего воплощается в виновном поведении его руководителей или представителей. Следует отметить, что на той же юридической фикции основана гражданская и административная ответственность юридических лиц.

В Англии эта фикция получила название «принцип отождествления (идентификации)». Его суть состоит в том, что действие (или бездействие) и психическое состояние высших должностных лиц корпорации (контролирующих служащих) определяется как действие и психическое состояние корпорации. В этом случае возникает не замещающая, а личная ответственность корпорации. В тех случаях, когда преступление совершено должностным лицом, корпорация отвечает как исполнитель, если же служащий выступал в качестве соучастника — корпорация подлежит ответственности как соучастник.

Уголовная ответственность юридического лица за виновные действия физических лиц наступает лишь в том случае, если указанные действия были совершены в пользу или во исполнение функций данного юрлица.

Таким образом, ответственность юридических лиц обусловлена наличием двух обстоятельств: 1) преступное деяние должно быть совершено в пользу юридического лица и 2) его руководителем или представителем.

Этой формула в том или ином виде закреплена в большинстве уголовных законодательств, содержащих рассматриваемый институт. Так, например, согласно 121-2 УК Франции «Юридические лица подлежат уголовной ответственности за преступные деяния, совершенные в их пользу органами или представителями юридического лица».

В соответствии с ст. 7.22 УК штата Техас «корпорация или ассоциация подлежат уголовной ответственности за фелонию только в случае, если ее совершение санкционировано, потребовано, приказано, исполнено или по неосторожности допускалось:

  1. большинством совета управляющих, действующим в интересах корпорации или ассоциации;
  2. представителем высшего управленческого звена, действующим в интересах корпорации или ассоциации и в пределах своих должностных или служебных полномочий».

По общему правилу ответственность юридических лиц не отменяет принципа личной виновной ответственности, а сосуществует с ним и дополняет его.

Принцип «уголовная ответственность юридического лица не устраняет уголовной ответственности физического лица» прямо закреплен в УК КНР, Литвы, Молдовы, Франции, Эстонии.

Однако между ответственностью корпорации и ее руководителей (представителей) нет жесткой связи, т.е. юридическое лицо может наказываться независимо от наказания или даже от привлечения к ответственности физического лица.

Так, по УК Нидерландов «если уголовное правонарушение совершается юридическим лицом, то по возбужденному уголовному делу могут быть назначены наказания и приняты меры, насколько это возможно, в соответствии с законом: (1) в отношении юридического лица; или (2) в отношении тех, кто дал задание совершить это уголовное правонарушение, и тех, кто руководил таким противоправным поведением; или (3) совместно в отношении лиц, упомянутых в пунктах (1) и (2)».

УК Исландии и Норвегии предусматривают, что наказания к юридическому лицу могут быть применены даже в том случае, если конкретный виновник (физическое лицо) не установлен или не может быть наказан за преступление. Это еще раз подтверждает характер уголовной ответственности юридического лица как юридической фикции, существующей за рамками общих принципов уголовного права.

Квазиуголовная ответственность юридических лиц

Некоторые страны в вопросе об ответственности корпораций за уголовные правонарушения пошли по «промежуточному» пути, при котором юридическое лицо формально не признается субъектом преступления, но к нему, тем не менее, могут применяться различные уголовные санкции. Эти санкции не являются по своей сути уголовным наказанием и носят характер иных уголовно-правовых мер. Нередко такой вид ответственности юридических лиц называют «квазиуголовной».

Чаще всего речь идет о применении в отношении юридического лица специальной конфискации.

Так, например, УК Австрии не предусматривает прямо уголовную ответственность юридических лиц, а говорит лишь о физических, лицах. Вместе с тем в нем указано (п. 4 § 20), что если какое-либо юридическое лицо обогатилось за счет совершения преступления физическим лицом или за счет имущества, полученного от преступления, то оно «приговаривается к выплате денежной суммы», соответствующей стоимости неосновательного обогащения.

По УК Албании если в ходе судебного разбирательства суд установит, что юридическое лицо осуществляет деятельность, которая составляет уголовное деяние, он может применить полное или частичное прекращение деятельности и конфискацию дохода, включая любое иное имущество, полученное в результате такой деятельности.

УК Испании устанавливает солидарную ответственность юридического лица за выплату уголовного штрафа, наложенного на его руководителя или представителя, если последние при совершении преступления действовали от имени или в пользу такого лица.

Согласно УК Перу судья может предписать конфискацию имущества, полученного юридическим лицом в результате преступления, совершенного его руководителем или представителем, если это необходимо для обеспечения гражданской ответственности и имущества самих осужденных лиц будет для этого недостаточно.

Федеральный УК Мексики предусматривает возможность приостановления или ликвидации юридических лиц, явившихся орудиями преступления, когда это будет признано судом необходимым в интересах обеспечения безопасности общества.

В УК Латвии в 2005 году была введена дополнительная глава «Принудительные меры, применяемые к юридическим лицам». В ней предусмотрено четыре вида санкций: 1) ликвидация; 2) ограничение прав; 3) конфискация имущества; и 4) денежное взыскание.

Третий путь - административная и гражданская ответственность юридических лиц за уголовно наказуемые деяния ⇒

Источник: http://isfic.info/sravn/gran50.htm

Ваш комментарий